Студенты-историки приняли участие в проекте «Марафон памяти»


Страница входа Новости музея Студенты-историки приняли участие в проекте «Марафон памяти»

Студенты-историки приняли участие в проекте «Марафон памяти»

24 мая студенты второго и третьего курса исторического факультета Криворожского педагогического института Криворожского национального университета приняли участие в семинаре-экспедиции по территории бывшего Сталиндорфского еврейского национального района, организованном в рамках проекта «Марафон памяти» Криворожского музея культуры еврейского народа и истории Холокоста «Музей Михаила Мармера» и Украинского института изучения Холокоста «Ткума».

Основной целью поездки было посещение забытых мест захоронений евреев, погибших на Криворожье в годы Холокоста. Началом пути стал выезд на дорогу, связывающую Кривой Рог и Днепропетровск. Дело в том, что сегодня жители не только Кривого Рога и Днепропетровска, но и расположившихся вдоль трассы сел, не знают, что эту дорогу строили в годы нацистской оккупации евреи Сталиндорфского района – узники временных гетто. Многие из них, дошедшие до полного истощения и ставшие не в состоянии работать, были расстреляны. Причем, каратели особо не мудрствовали, массовые казни устраивали вдоль трассы. Другие падали обессиленные во время работы. Каратели добивали их тут же, а тела укладывали в полотно дороги. К сожалению, студенты, много раз проезжавшие этот путь, не знали о трагедии, которая здесь случилась в годы оккупации. Поэтому во время экспедиции путь по удобной, покрытой асфальтом дороге, они назвали «Дорога скорби».


По различным источникам известно, что самое большое захоронение сталиндорфских евреев – 1000 человек, находится в селе Любимовка. Удивительно, но это траурное место, общественность, занимающаяся сохранением памяти о Холокосте, обходит стороной. Хотя, говорили, что в 60-х годах ХХ века там был установлен памятный знак. Поэтому логичным было включение в маршрут экспедиции посещение этого места.

В селе Любимовка местные жители не могли сказать, где находится памятный знак, – они не знали. Не помогли и работники Сельского совета. Участникам долго пришлось выяснять, как проехать к трагическому месту. Наконец, один пожилой человек подробно рассказал, как туда добраться. Оказалось, что захоронение находится за пределами села, и дороги туда нет. Участники отправились на поиски пешком. Долго шли по холмистой местности, утопая в высокой траве, пока, то тут, то там, не показались развалины каменных домов. Это были напоминания о жителях Сталиндорфского района. Студенты удивлялись: «Добротно строили. Украинские хаты до войны, в основном, были глиняные и крытые соломой. А по этим развалинам видно, насколько прочными и технологичными были строения». И, неожиданно, все вместе увидели памятник. Среди травы и кустов небольшой огороженный участок, выложенный бетонными плитами и большая стела с надписью: «Здесь захоронены мирные граждане, зверски расстрелянные немецко-фашистскими оккупантами осенью 1943 года». И все. Ни количества погибших, ни упоминания о евреях. Братская могила находится в достаточно недоступном и безлюдном месте, тем не менее, было заметно, что за могилой кто-то ухаживает, поскольку среди буйства луговых трав, вокруг памятного знака было убрано, не было сорняков, торчащих между плитами, на крохотной клумбе росли цветы. Ребята решили, что доброе дело делают ученики любимовской школы…


Студенты по-разному переживали увиденное, но все были единодушны в том, что умом они понимают, – почему стали возможны жертвы невинных людей, но их сердца и души не принимают этих объяснений. Ребята почтили память погибших минутой молчания, положили у подножия памятного знака гвоздики, и двинулись к автобусу.

Следующим пунктом исследования стало село Жовтневое. До войны оно называлось Сталиндорфом, и было центром Сталиндорфского еврейского национального района. По рассказам очевидцев евреи-колхозники в селе жили зажиточно и основательно, умело подстраиваясь под различные указания советской власти и обеспечивая ее продовольствием. Трудились на совесть и весело, по-еврейски отмечая и советские, и свои национальные праздники. Война уничтожила этот уникальный культурный мир. По словам старожилов, от былого благополучия сталиндорфских евреев сохранились развалины Дома культуры, вернее, остатки массивных колон. Вот к этому месту и хотели попасть участники экспедиции. Однако, долго кружил автобус со студентами по незатейливым сельским улочкам, – развалин так и не нашли, а местные жители не понимали о чем их спрашивают. Тем не менее, все испытывали чувство удовлетворения от того, что открыли сами себя для новых знаний.

Следующим несуществующим населенным пунктом, в которое отправились участники, стало место, где до войны находился еврейский поселок Индендорф, жители которого были уничтожены в годы оккупации. Ребят так же встретили, спрятавшиеся в зарослях травы и кустов, кое-где сохранившиеся развалины каменных жилых домов. Снова видна была добротность и надежность строений, – здесь селились на века. Среди мусора и камня валялась черепица. Подняли, посмотрели. Добротная, хорошего качества. На обратной стороне клеймо производителя на французском языке и дата – 1924. Сергей Пархоменко, историк – краевед, пояснил, что в период Нэпа с 1924 по 1929 годы на строительстве жилых домов в Индендорфе использовали французскую черепицу.


Студенты, находясь в развалинах ушедшего мира, были притихшими и задумчивыми. Все вокруг: остатки разрушенных строений, утонувшие в зелени травы, кустов и деревьев, глубокое синее небо, первозданная тишина, отсутствие какой-либо цивилизации, располагало к размышлениям.

Неожиданно к автобусу подъехала машина. Мужчина и женщина лет 35-40 направились к студентам: «Скажите, пожалуйста, это Индендорф? Здесь жили евреи?» На утвердительный ответ они сказали, что ищут Индендорф, потому что до войны в этом поселке жили их предки, и они хотели бы видеть место, где это было. Молодежь была тронута трепетным отношением к семейной памяти неожиданных гостей. Мужчина взял в руки керамическую плитку: «Можно мы возьмем на память?» Ребята почувствовали себя хозяевами на родной земле: «Можно!»

Возвращаясь домой, уставшие и переполненные эмоциями студенты, говорили о том, что рады удаче стать участниками такой экспедиции, что сегодня история родного края открылась для них по-новому, как будто в голове сложился сложный и очень важный для дальнейшей жизни пазл из знаний и ощущений.

2014.05.28